Вводник
В мире нынешнем религий и убеждений великое множество. Кто-то серьезно следует заветам христианства или строго блюдет каноны ислама, а кому-то гораздо ближе новоявленный макаронный монстр. Но так было не всегда. Любой школьник наслышан о строгости убеждений прошлых веков. Знания и иной взгляд на мироздание мог принести больше беды, нежели пользы.
Однако даже во времена нетерпимые к чуждым убеждениям, отдельным закрытым группам людей удавалось хранить и передавать уникальные знания об устройстве мироздания. Их истины можно считать ересью или бредом, необъяснимыми с точки зрения науки и религии, но их мало волнует мнение обывателей.
Знающих называли по-разному: шаманами, ведунами, колдунами, друидами. Кто-то из них обладал удивительными знаниями, а кто-то лишь считал, что обладает. Отголоски этих тайн дошли до нас в виде легенд и песен, и никто не сможет поручиться за их достоверность. Истина известна лишь Silentium, и хранители не склонны публично оглашать свои секреты.
Лишь "Тишине" известно, насколько непрочна преграда между минувшим и грядущим. Время не предстает в виде прямой линии. Оно свито в тугую спираль, один оборот которой плотно прилегает к соседним. И касания эти не проходят бесследно. Сколько людей пропало или пропадет без вести в своем времени, но скольких из них еще удастся обнаружить. Сколько чужаков окажется в незнакомых землях - ответа не будет никогда.
Загадочных мест на планете предостаточно, но почему об истинном предназначении каменных кругов, дольменов и прочих чудес, и сейчас нет достоверных сведений. Возможно, они не должны стать известны обывателям?


Англия, Шотландия 40-е гг XVIII века
Мечта и надежда- понятия абстрактные. Но их вполне достаточно для выживания даже в самое трудное время. А для горских кланов времена уж точно не простые. И без того имея репутацию гордых, беспокойных, а то и агрессивных, шотландцы подорвали доверие английской короны еще в 1715-ом году. Нет ничего удивительного в присутствии королевских войск на исконной горской территории. Причем обе стороны не испытывают абсолютно никакого удовольствия от сложившегося положения. Но найти виновного в этом противостоянии крайне трудно. У каждой стороны собственная правда и аргументы в ее пользу. Так или иначе, но стычки не прекращаются. Местные "варвары" и "дикари" продолжают нападать на английские патрули, а последние порой позволяют себе некоторые вольности. Изменится ли ситуация к лучшему, и что для этого нужно предпринять? У некоторых приверженцев Стюартов есть ответ на этот вопрос, но предыдущие попытки реставрации успехом не увенчались. Стоит ли пытаться претворять слишком смелые планы в жизнь и возможно ли собрать войско для ссыльного монарха, если все слухи о его притязаниях на трон, принадлежащий по праву рождения, остаются лишь слухами.


Silentium и "попаданки"
У древнего ордена свой кодекс, и следуют ему неукоснительно. Связь между временами непрочна и тонка, но находятся способы передать необходимую информацию. Вполне предсказуемо попала в XVIII век информация их учебников истории XX. И вполне предсказуемо, что среди "Тишины" находятся люди, который подобный исход не устраивает по личным причинам. Древние запреты оказываются бессильны пред лицом опасности, грозящей целому клану. Внутри ордена появляется отдельная группировка, плетущая свой собственный заговор. Повернуть ход истории в интересующую сторону - что может быть сложнее и проще одновременно. Личное вмешательство исключается, потому решено обратиться к древнему, почти забытому пророчеству. Действовать нужно крайне аккуратно, и уникальные свойства врат могут помочь в трудном предприятии. Представители ордена в XX веке, поддерживающие смелую затею, внимательно наблюдают за возможными путешественницами, выбирая наиболее подходящих для миссии. Вполне естественно, потенциальные героини не в курсе собственной судьбы и миссии, возложенной на их хрупкие плечи. Переход окажется неожиданностью и потрясением, но он обязательно состоится в подходящее для того время, Silentium об этом позаботится.
Что же касается самих орденцев, даже участие в авантюре не дает им возможности и права объяснять причины произошедшего вновь прибывшим. Можно лишь оказать посильную помощь, если та не вызовет подозрений со стороны окружающих.
Все это походит на игру, только никто не возьмется предсказать, куда заведет эта интрига и чем она вообще закончится.
Фигуры заняли свои позиции на шахматной доске, но на уверенную руку двигающего их игрока надеяться не стоит. В этой партии пешки одинаково ценны королю и королеве.